Датский шоукейс в постсоветском пространстве: Lust For Youth, Road to Europe, Croatian Amor, Soho Rezanejad в «Плутоне» (18.11.2017)

В Москве в новом пространстве «PLUTON» прошел яркий тройной шоукейс знаковых датских лейблов — Posh Isolation, Ascetic House и Janushoved: шесть резидентов волны «new dansk romantik» на ночь превратили старый цех в модный Culture Box.

Гостей субботний вечер втречал чисто российской погодой и поговоркой: обещанного три года часа ждут. Мероприятие началось с опозданием: час спустя после заявленного времени люди уже толпились у «Плутона» — кирпичной коробки с большими квадратными окнами, а затем еще пару часов ждали начала действа, слоняясь внутри. Отваливающаяся белая плитка вокруг, громоздские железные лампы, странные баки на стенах  — раньше это был цех по производству микроволновых печей. При свете цветных софитов кажется будто в этих стенах ещё сохранилось электромагнитное излучение. Перед маленьким баром возвышается, пожалуй, единственный интересный объект — неясно откуда взявшийся знак метрополитена. Эстетика «Плутона» на грани фола, фактической небезопасности, заброшенности окажется весьма подходящей музыкальному сопровождению вечера.

Ясно, что культурные связи с Северной Европой не закончились Петром Первым, но почему российской публике оказались близки именно датчане — вопрос интересный, и интерес явно взаимный: кириллица на футболках на мерч-стенде, на одежде выступающих, стилистика «четких» парней — заигрывание с радикальными образами.

Теперь бритоголовый, Антон Фальк после танцевальных First Hate, выступивших летом на «Боли», теперь привез в Москву более серьёзный проект.
Название его дуэта с Жозефиной де Ла Бом — Road to Europe — может быть трактованно по-разному. Как реакция на движения сепаратизации (Брексит, отделение Каталонии), окончание «господства» европейской цивилизации.. В данном контексте — в осенней Москве — извечная с тех самых Петровских времен тема: Россия всегда стремилась к подражанию Европе, а теперь наоборот — Европа тащится по Рубчинскому и кириллице, пиратит Species of Fishes и молится на конструктивизм.

Яркие лучи проектора, сменяющиеся кадры митингов, полицейских погромов, бездомных на улицах, дорог, толп, морей, абстракций, освещают бледное лицо Жозефины де Ла Бом — известной скорее актерством и женитьбой (ну и разводом) с хит-мейкером Марком Ронсоном. Стоящую на столе в темной фате в пол, ее сложно упрекнуть в попсовости — образ строг — сейчас она скорее Магдалина, плачущая о судьбе человеческой.

Фальк сопровождает ее партии редкими выкриками, они будто то «отчитывают» аудиторию, то призывают к какому-то загадочному действию, слабо понятному через волны нойза.


После их грозного сэта подвижная Сохо в нежно-розовом шелковом платье и с бритой головой легко управляет загипнотизированной аудиторией.

Иностранцев разбавил русский дуэт — Sobranie 8 18: милая солистка с пластиковой флейтой, блёстками под глазами и парень в черном на синтезаторе. Звучали достойно, но лучше б пели на русском.

Когда наконец дошли до виновника всего действа — одного из отцов-основателей лейбла Posh Isolation, бывшего участника Lust for Youth, Vår, Damien Dubrovnik — Локе Рабека, место стало казаться уже мистическим, а происходящее — ирреальным. Высокий, в футболке Big Love Records — модного японского музыкального магазина — Локе стал выжимать из своего Korg’а самые низкочастотные звуки.


Треки Croatian Amor  — сочетание индастриала и эмбиента — вибрация огромных колонок-рупоров разбудила даже спящих по стенкам подростков.

После сета Рабека всем надо было покурить.

Вернувшись с мороза, публика наконец была готова не думать, не чувствовать, а просто потанцевать — чем и хороши Lust For Youth. Их родной Копенгаген известен своей клубной сценой  — не гламурной, а андерграундной, для простых девчонок и ребят. Их песни — настоящие гимны-прощания с молодостью.


Разгоряченные и наоравшиеся, москвичи вышли в снег, который крупными хлопьями застилал предутреннюю Москву.

Фото: Daria Epine