Как буквально раскрутить картину и говорить о смерти в ярких красках

История одной обложки: Дэмиен Хёрст для альбома Babyshambles — «Sequel To The Prequel»

C того самого момента, как музыка стала считаться самостоятельным искусством.. она потеряла свою самостоятельность. Простому доисторическому флейтисту необходимо было не только раздобыть флейту, но и найти способ отличаться от других — на деревяшке было всего пять дырочек и особо звучанием они не раличались. Инструменты, костюмы, софиты, а потом и средства звукозаписи — с 35 тыс. лет  до н.э. всё устремилось в молнейносное развитие и, разумеется, стало стоить больше и больше денег. Музыкальный бизнес никогда не прекращал стремительно набирать обороты, идя рука об руку с технологическим прогрессом, но основным его созником всегда была и остается реклама. Ее первым материальным воплощением (кроме, пожалуй, рукописей, описывающих того самого чудо-флейтиста) стала обложка — сначала значок на наклейке винила, затем целое поле на картонке-«рукаве», которые должны были кричать «я — то, что ты хочешь услышать»,  «я переверну твой мир», и т.д., и т.п. (о значимости и развитии cover art’a хорошо рассказал Nerdwriter (если вы еще не подсели на его канал – зависайте!)). Все считали, что к 21ому веку обложка – сейчас та самая маленькая картинка на вашем айфоне – перестанет играть какую-либо роль, однако женитьба фотографии и изобразительного искусства все еще осталась важным орудием маркетинга. Лэйблы до сих пор тратят миллионы на баннеры, постеры, дизайн винила. Ярким примером мастерства привлечения внимания являются красочные работы Хёрста.

Бристолец Дэмиен Хёрст известен не только своими вызывающими инсталляциями, которые сделали ему имя на волне успеха брит-арта, но и весьма выдающимся сотрудничеством с рок-группами. Художника неоднократно привлекали к оформлению обложек альбомов, которые стали знаковыми для истории музыки.

Все началось с того, что Хёрст, обладая амбициями величайшего в мире художника, совершенно не умел рисовать. Пришлось выкручиваться. Буквально. После выкрутасов типо акулы в формальдегиде, раскручивать Хёрст стал сами полотна – тем самым позволяя гравитации стать истинным творцом картины.

Damien Hirst, Beautiful, Shattering, Slashing, Violent, Pinky, Hacking Sphincter Painting (1995), принадлежавшее Дэвиду Боуи

Дэвид Боуи и Дэмиен Хёрст

Яркие тона и философский «бэкграунд» картин раскрутили самого Хёрста: он стал самым высокооплачиваемым из живущих художников. Огромные красочные круги стремились купить все богачи и модники: одно из таких, принадлежавшее Боуи, недавно продали на аукционе за 625 тысяч фунтов.

Восьмидесятые и девяностые были богаты на провокации, в которых работы Хёрста-первопроходца быстро затерялись. Его вторая реинкарнация и втожение в попкультуру 2000ых произошло как раз через музыкальную сцену. В 2011 году группа Red Hot Chili Peppers представила свой десятый студийный альбом «I`m with you», обложку которого оформил Хёрст. Запоминающийся образ мухи, сидящей на капсуле, порождает множество вопросов и ассоциаций: это излюбленный прием Херста, который играет с публикой, всегда оставляя обширные белые поля и пространства для воображения. В корне же этого изображения лежит идея Хёрста о борьбе за выживание при всей бренности бытия, которые воплотились в образе веселой спасительной пилюли и мухи, вестницы жизненного распада.

Red Hot Chili Peppers — I’m With You (2011)

Басс Флиа (RHCP)

«Перцы» были очень впечатлены работой Хёрста и говорили, что она идеально репрезентует апокалиптичную атмосферу пластинки. Хёрст формил также и гитары легендарного производителя Fender для их бассиста Флиа, использовав свои знаменитые крутящиеся картины.

В 2013ом Хёрсту поступил новый заказ: Джаред Лето, изображая интеллектуала, решил взять его оформителем «Love, Lust, Faith and Dreams» – четвертого студийного альбома Thirty Seconds to Mars. Долго думать Хёрст не стал и предложил свою работу 2011 года, называющуюся «Isonicotinic Acid Ethyl Ester». Прохвост-художник утаил истинный, традиционно депрессивный, смысл полотна, и цветные кружочки стали олицетворять разнообразие людей, эмоций и впечатлений. И снова Хёрста постиг успех – религиозное поклонение «марсиан».

Джаред Лето на фоне работы Хёрста

Обложка Хёрста для TSTM

В том же 2013 году у художника нашлась работёнка и на родных берегах: британская группа Babyshambles (проект Пита Доэрти) обратилась к Хёрсту для создания обложки к долгожданному «Sequel To The Prequel». Фигуры Доэрти, Макконела и Фисека, созданные в стиле принтов Энди Уорхола, Хёрст размещает на фоне своей крутящейся картины. Такая яркая обложка удивительно точно передала настроение альбома: взрыв энергии и развязность – Доерти никогда сильно не умничал с аранжировками – естественно льётся лихая ребяческая песня.

Babyshambles — Sequel To Prequel

Babyshambles — Nothing Comes to Nothing (single)

Альбом судят не по обложке, но все же изображение «рулит» всей пиар-кампанией. «Рукав» наиболее целостно отражает концепт альбома, за ним выстраивают цветовую гамму аннонсов и стиль костюмов, оформление сцены, дизайн мерча. Его узнаваемость – как призма Pink Floyd, желтый смайлик Nirvana – отражение успеха. Все стремятся придумать что-нибудь покруче: светящиеся в темноте элементы (как у Боуи), проявляющиеся чернила (как у The Black Keys) – в погоне за Грэмми за дизайн (Best Recording Package). Крайне модным словом стала «синестезия», еще ближе – звук и изображение.

Эта тенденция прочувствована Хёрстом как никем другим. Свою наиболее «свежую» работу он выполнил для гитариста Gorillaz (новый альбом которых ожидаем уже очень скоро) Джеффа Вооттона. Хёрст взялся оформить  его  первый сольный альбом ‘The Way The Light’ (2016). Художник создал 10 оригинальных иллюстраций, в которых цвета отражают настроение трека (все по Гёте), а расположение кругов / подтёков — звуковые волны: то, как краска растекалась по колонке во время звучания трека.

‘The Way The Light’, пожалуй, самая продуманная работа Хёрста. Через бессмысленный эпатаж Хёрст пришел к науке, стал использовать свои необычные техники с глубоким смыслом, стремясь как можно точнее изобразить музыку.

Jeff Wootton — The Way The Light